-

17:5421 мая 2020 Райффайзенбанк

Что происходит с международной торговлей во время пандемии

В апреле импорт из стран дальнего зарубежья (в долларах) провалился сразу на 20% год к году, составив $15 млрд ($62,4 млрд, -5,3% год к году с начала года)

В терминах месяц к месяцу. просадка составила 13%, что едва не дотянуло до минимумов прошлого кризиса (-16,3%). Падение происходило в основном под давлением снижения инвестиционного спроса в сегменте импорта машин и оборудования (-15% месяц к месяцу): его вклад в общую динамику месяц к месяцу составил почти 9 п.п. (см. график справа), тогда как прочие товары дали куда меньший вклад.

Фармацевтика – единственная растущая позиция импорта

Единственной позицией, показавшей уверенный рост месяц к месяцу (+1 п.п. вклада, +30% месяц к месяцу), оказалась фармацевтическая продукция, что неудивительно в условиях пандемии. Также стоит отметить, что из всех позиций машин и оборудования наименьший негативный вклад (-0,5 п.п. вклада) показал импорт электрооборудования (куда также входит и медтехника). Остальные позиции в этом сегменте просели (-8 п.п. вклада), что и дало основной эффект снижения месячной динамики в апреле.

Снижение инвестиционного импорта – результат сокращения капзатрат компаний в кризис

Снижение инвестиционного импорта, на наш взгляд, вполне ожидаемо: крупнейшие компании уже анонсировали сокращение своих планов по капзатратам на этот год даже в рублях (в долларах это означает падение минимум на 15-20%). Таким образом, импорту есть куда падать – пока импорт машин и оборудования сократился лишь на 12%. Впрочем, не исключено, что месячные темпы падения инвестиций и сопутствующего импорта замедлятся в последующие месяцы: 
1) не стоит забывать о том, что расходы на нацпроекты почти не сократились, а потому госинвестиции, скорее всего, со временем все же потребуют импорта; 
2) ограничительные меры постепенно начинают снимать, причем, в первую очередь, в капиталоемких отраслях (в частности, строительство).

Динамика импорта связана с состоянием внутреннего спроса: чем меньше расходы отечественных потребителей, тем сильнее сокращается импорт. При этом, хотя импорт из ВВП вычитается, падение внутреннего спроса, которое он отражает, вносит гораздо больший вклад в динамику экономики. Так, на днях Росстат оценил рост ВВП в 1 квартале 2020 года на уровне 1,6% год к году в реальном выражении. В целом это неплохой результат, однако во 2 квартале, очевидно, будет очень серьезное падение. Мы полагаем, что в апреле просадка импорта на 20% год к году в долларах соответствует такому падению внутреннего спроса, которое привело бы при прочих равных к ~10% снижению ВВП. Однако с учетом дополнительного негативного эффекта от падения экспорта (который не связан с внутренним спросом) итоговая просадка экономики в апреле будет более существенной. В 3-4 кварталах 2020 года квартальные темпы роста ВВП перейдут в положительную область, что заметно снизит просадку годовых темпов во 2 полугодии 2020 года. По итогам года мы ждем падения ВВП на 5% год к году в реальном выражении.

Экспорт углеводородов продолжит снижаться на фоне ОПЕК++

Экспорт в долларах в марте также продолжил снижение (-20% год к году против -18% год к году в феврале), составив $29,7 млрд ($89 млрд, -15% год к году в 1 квартале 2020 года). Практически все основные статьи экспорта просели как в физическом, так и в стоимостном выражении. В частности, экспорт углеводородов в физическом объеме уже раньше отреагировал на падение мирового спроса на нефть. В частности, в марте экспорт нефти упал на 7% год к году, газа – на 40% год к году. В перспективе можно ожидать дополнительной просадки из-за ограничений ОПЕК++. Прочие ненефтегазовые позиции также в массе ощутили падение спроса из-за карантина в основных странах-торговых партнерах.

Экспорт зерна – единственный в плюсе, но ненадолго

Явным исключением является экспорт сельхозпродукции, в первую очередь, пшеницы. Хотя ситуация на мировом рынке зерна пока складывается позитивно для РФ как со стороны ожидающегося снижения урожайности у основных стран-конкурентов (США, Канада), так и со стороны ослабления рубля (экспорт стал более привлекательным для отечественных производителей), активный экспорт зерна вряд ли продолжится. Российские власти приостановили экспорт пшеницы (до 1 июля) во все страны, кроме ЕАЭС, а также продали часть запасов из зернового фонда. Сделано это было с целью не допустить роста внутренних цен (вслед за экспортными) и удовлетворить внутренние потребности, особенно с учетом повышенного спроса на товары первой необходимости в условиях ограничительных мер.

Восстановление экономики Китая пока слабо отразилось на российском экспорте

По остальным группам экспорта в марте позитивная динамика физических и стоимостных объемов наблюдалась лишь по некоторым товарам, что можно было бы связать с началом восстановления экономики Китая. Однако столь очевидное объяснение не вполне подходит: экспорт в Китай из России в целом за март все же просел (-21% год к году) и 1 квартал 2020 года завершил в слабом (-1,4% год к году) минусе (хотя в феврале он и вырос на 26% в долларах). Тем не менее, по каким-то позициям (целлюлоза, удобрения, железная руда), показавшим позитивную динамику в марте, явно прослеживается восстановление спроса со стороны экономики Поднебесной. В числе прочих торговых партнеров, увеличивших спрос на российскую экспортную продукцию – США и Великобритания (экспорт золота достиг 40% всего объема российских продаж товаров в эту страну в 2019 - 1 квартале 2020 года).

Импорт должен восстановиться быстрее экспорта

В итоге в марте внешнеторговое сальдо осталось на невысоких уровнях в $10,5 млрд, пока это больше минимальных значений прошлых лет ($5-6 млрд/мес.). Однако стоит отметить, экспорт даже после открытия основной части торговых партнеров не сможет восстановиться быстро (тем более, что на экспорт нефти продолжит давить ограничение ОПЕК++), тогда как импорт может наверстать упущенное быстрее. В итоге основное сокращение торгового баланса придется уже, скорее всего, на послекарантинный период.

Вверх